ОГБУ "Госархив ЕАО" » Деятельность » Публикации » Как сказка становилась былью...

Как сказка становилась былью...

Автор: Archive от 16-07-2009, 03:15

В начале 1920-х годов стали активно обсуждаться планы землеустройства трудящихся евреев и изыскания территории для их компактного проживания.
В 1927 г. был определен район будущей колонизации - Биробиджанский. В августе того же года его посетила экспедиция в составе ученых-аграриев, а также представителей Комитета по земельному устройству трудящихся евреев (КОМЗЕТ) и Общества содействия землеустройству трудящихся евреев (ОЗЕТ).

Материалы экспедиции были подытожены, и КОМЗЕТ принял решение «просить Президиум ЦИК СССР закрепить за КОМЗЕТом Бирско-Биджанский район и начать там работу по земельному устройству трудящихся евреев». Постановление СНК СССР от 28 марта 1928 г. удовлетворило подготовленное КОМЗЕТом ходатайство о закреплении за ним примерно 4,5 млн. га приамурских земель Дальневосточного края и санкционировало начало массового переселения еврейского населения на приамурские земли.

Эпицентром переселения стала станция Тихонькая (впоследствии г. Биробиджан).

В государственном архиве ЕАО сохранились записки за 1933 г. участника экспедиции КОМЗЕТа, первостроителя области (к сожалению, документ не подписан). Вот что он пишет:

«Мое первое знакомство с этой страной (автор имеет ввиду территорию освоения между Бирой и Биджаном) относится к 1927 году, когда я, как участник экспедиции КОМЗЕТа приехал на Дальний Восток выяснить возможность выделения определенного массива для заселения трудящимися евреями.
В материалах Дальневосточного переселенческого управления значился земельный массив под названием «Биджано-Бирский», который привлек внимание нашей экспедиции. Массив этот входил в состав Хабаровского и Амурского округов и, в основном, площадь его была расположена на территории теперешней Еврейской автономной области.

Согласно намеченному маршруту экспедиция наша должна была выехать на ст. Тихонькую /теперь гор. Биробиджан/, а оттуда вглубь района. Несмотря на то, что Тихонькая находится сравнительно недалеко от Хабаровска, никто из работников переселенческого управления не мог нам сказать, что эта станция собою представляет, какова там связь с районом, каковы дороги. Приехали мы в Тихонькую поздно ночью. Поезд нас быстро выбросил на полотно железной дороги и умчался дальше. И действительно, это была «Тихонькая» - тихая, глухая, таежная станция. Из Тихонькой нам предстояло отправиться дальше, вглубь района. Ближайшим населенным пунктом было село Александровка /теперь Бирофельд/ в пятидесяти километрах от Тихонькой. Дорога была такой, что по ней пробраться можно было только верхом на лошади, а груз перевезти вьючно. Это была времянка, разрушенная, заросшая, мосты сожжены. По этой дороге мы до Александровки шли семь суток и не встретили ни одного живого человека.

Перед нами открылись громаднейшие просторы, незанятые еще человеком. Богатейшая растительность, огромные леса, реки и озера, изобилующие рыбой, черные хребты, равнины, пади. Все это привлекало и поражало. Наша экспедиция с большим увлечением вела свою работу. Лето 1927 г. было хорошее. Погоды стояли благоприятные, тайга притаилась и не показывала своих когтей. Экспедиция наша закончила свою работу и вернулась в Москву.
В начале марта 1928 г. я снова вернулся в эти края, но уже не в качестве члена экспедиции и не разыскивать место для переселения, а на постоянную работу в Биробиджан, который постановлением советского правительства был закреплен за КОМЗЕТом для заселения трудящимися евреями.
Приехал я с поручением провести подготовительные работы для приема переселенцев».

Что представлял тогда собою поселок-полустанок Тихонькая? Из ранних документов государственного архива, рассказывающих о становлении города Биробиджана, мы узнаем, что в 1928 г. в селении Тихонькая проживало 623 человека, имелись 237 разбросанных деревенских домиков, начальная школа, почта, кооперативная лавка. Тихонькая являлась базой приема переселенцев и снабжения переселенческого района. В первых числах мая 1928 г. сюда прибыло 856 человек. Это были переселенцы - евреи из городов и местечек Украины, Белоруссии, Грузии, Азербайджана, центральных областей России, районов Сибири, Дальнего Востока, а также из-за границы. Прибывали переселенцы и других национальностей - все, кто пожелали жить и работать на дальневосточной земле. Сюда шли эшелоны с техникой, оборудованием, продовольствием, медикаментами, школьными партами и учебниками. Вот какой увидел Тихонькую автор записок.

«Довольно интересную картину представляла тогда ст. Тихонькая. Глухая, таежная станция стала вдруг шумной и оживленной. Большая площадь была покрыта палатками, расставленными в ряды и образовавшими проходы в виде улиц с номерами и надписями размещенных в них групп. Недалеко от площади, немного в стороне, расположена база, где находятся лошади, стоят телеги, размещен инвентарь. Там постоянная сутолока и толкотня. Переселенцы выбирают себе лошадей, отбирают инвентарь для отправки на участок, пробуют лошадей, объезжают их. Сытые сибирские лошади, не бывшие в запряжке, протестуют против покушения на их гладкие, сытые спины и не хотят идти в запряжку. Они вообще не понимают своей роли в этом деле и еще не знают, что они призваны принять активное участие в деле заселения Биробиджана.

Особая сутолока возле почты. Маленькая сельская почта, до сих пор прекрасно себя чувствовавшая в маленькой низенькой комнатенке, где с комфортом устроился жить молодой почтарь, оказалась вдруг не в силах справиться с возложенными на нее обязанностями. Весь ее запас почтовых знаков иссяк в каких-нибудь полчаса. Поток писем не мог вместиться в ее единственный почтовый ящик, а главное, телеграммы...Жизнь на Тихонькой забила ключом, темпы поднялись, и маленькая глухая станция стала трещать по швам: нарушена была вековая жизнь и пришлось раздаться.

Вечером, когда дневная сутолока улеглась и над Тихонькой начала спускаться вечерняя мгла, переселенцы выходили из своих палаток, собирались на площади. Они смотрели в сторону реки Биры, туда, куда уходит дорога вглубь страны, смотрели на виднеющуюся издали сопку Тихонькую, да на дальние цепи гор и думали свою крепкую думу. Зажигались костры и далеко, по холмам и долинам, по большой глухой тайге разносились песни людей, прибывших сюда из разных концов, из разных мест, прибывших сюда издалека, в неведомую им до сих пор страну, чтобы строить здесь свою новую жизнь. Это их новая родина, здесь им придется жить и эти земли покорять. И эта дикая, неведомая им до сих пор земля становилась переселенцу родной и близкой. Он чувствовал, как какие-то нити тянутся от земли к нему, тянутся все ближе и ближе, все глубже и глубже. Наконец, они его всего пронизывают. Эта земля становится ему дорогой и близкой. Он связан с нею навсегда, на веки вечные».

В первые годы переселения многие из переселенцев возвращались обратно «на места выхода». Основными причинами «обратничества» являлись неподготовленность к приему переселенцев, перебои в снабжении товарами и продуктами первой необходимости, суровые климатические условия и другие.

В 1928 г. прокатилось по всей Амурской полосе, в том числе и по району еврейского заселения, сильное наводнение. В актах о размерах причиненного ущерба от наводнений читаем, что с 18 по 24 августа 1928 г. от сильных выпавших дождей река Бира дала высокий подъем воды. Сильным напором подняло настил переправы и низовые упоры. Течением сорвало с места и унесло паром, все мостики. Подъездной путь от станции Тихонькой до реки Биры полностью размыт. Артель землекопов, работавшая на дороге Тихонькая - Раздольное, отрезана от Тихонькой и вынуждена спасаться на деревьях до прихода помощи. 7 - 9 октября вновь выпали дожди. Вода поднялась, причем подъем был на 30 - 60 сантиметров выше самого высокого уровня текущего года. Стихия нанесла значительный ущерб: сорван баркас, снесены с места только что поставленная пристань, земля с насыпи от кооператива, на полотне железной дороги образовались промывины. Автор записок вспоминает:

«Начались дожди. Как будто небо оказалось продырявленным. Потоки воды беспрерывно лили на головы переселенцев, пробивали палатки, размыли поля, луга, дороги, залили сенокосы. Реки и речушки вышли из берегов и залили все кругом. Наведенные временные мосты снесло. Связь между участками стала невозможной. Началось знаменитое наводнение 1928 года. Связь с Тихонькой была прервана. Переселенцы оказались отрезанными от внешнего мира сначала на 13, а затем на 18 суток. Пошел неимовернейший гнус тучами. Он буквально отравлял жизнь и не давал покоя ни днем, ни ночью. Трудно было дышать. Комаров было так много, что их можно было в воздухе набрать полную горсть. Одновременно начался падеж лошадей от сибирской язвы. Она грозила переброситься на людей.

Чтобы попасть с участка на участок, нужно было переплыть или перейти вброд несколько рек. Доставка продуктов временно прекратилась. От сырости, холода, недостачи пищи и ненормальных условий жизни среди людей начались заболевания. Люди выглядели как тени. Намаявшись весь день в поле, на сенокосе или строительстве, люди приходили к вечеру усталые, измученные и не могли из-за комаров как следует отдохнуть. Но удивительное дело: живя в таких тяжелых условиях, люди не думали уходить с участков. Они вгрызались в эту землю и не хотели ее оставлять».

Как отмечало бюро Далькрайкома ВКП (б) в 1929 г. «... при неблагоприятных условиях в прошлом году от еврейских переселенцев, ходоков 1928 года, осталось на месте, к весне 1929 года, 40 - 50 процентов, что для первого года работы...нужно считать удовлетворительным».

Переселенческий район в бассейне рек Биры и Биджана в результате заселения и экономического возрождения земель постановлением ВЦИК от 20 августа 1930 г. был административно устроен под названием Биробиджанский с центром в селении Тихонькой. В 1931 г. селение отнесено к категории рабочих поселков, ему присвоено наименование Биробиджан.

Характерны для этого времени цифры, рисующие рост населения поселка. Из резолюции по докладу о работе Биробиджанского поселкового Совета за 1933 год: «Поселковый Совет, превращенный из сельского Совета выборами 1932 г., утвердил в настоящее время свое переселенческое рабочее лицо. За 1932 год население увеличилось примерно на 2500 человек и насчитывает на своей территории 6500 человек. По национальной прослойке: евреев - 55 процентов, русских - 25 процентов, украинцев - 10 процентов, корейцев - 5 процентов, китайцев - 4 процента, прочих - 1 процент». В указанном выше документе говорится и о том, что «...на строительство поселка освоено 1,5 млн. рублей, из них 500000 рублей на жилищное строительство...Не закончено еще строительство электростанции, банно-прачечного комбината, Дома Советов и связи, 2-х столовых...Ведется строительство фибролитового, кирпичного заводов, МТС, мех-мебельщика...Поселок телефонизирован, открыта во временном помещении еврейская 10-летняя школа, 3 детские площадки, детдом, еврейский педтехникум, медрабфак, совпартшкола...».

В конце 1934 г. молодая Еврейская автономная область имела развернутую конкретную программу хозяйственно-культурного строительства на ближайшие годы. Увеличились капиталовложения в развитие области, естественно, это усилило ход строительства и в Биробиджане.
Перед нами подлинный документ инспекции народно-хозяйственного учета Биробиджанского района - паспорт города Биробиджана, составленный в 1935 году.

«Основан город в 1912 г.

Общая площадь земель в пределах городской черты 37. 500, в т. ч. под застроенными кварталами 100 га, улицами, проездами, площадями и набережными - 30 га...
Жителей - 12 тыс., в т. ч. работающих в промышленности 436, в строительстве - 1292 чел.

Количество крупных промышленных предприятий 12 (городская электростанция, кирпичный завод, лесозаводы, швейная и мебельная фабрики, пекарня и др.), всего в них рабочих -661 чел.

Жилой фонд 36597 кв. м; длина улиц, по которым проходят линии автобуса в черте города - 5 км; автобусов - 3; протяженность освещенных улиц - 1 км; общее число точек горения - 10; одно почтовое отделение и 400 слушательных радиоточек...».

Постановлением Президиума ВЦИК от 2 марта 1937 г. рабочий поселок Биробиджан преобразован в город. Из экономической характеристики
г. Биробиджана на 23 июня 1937 года: «Биробиджан представляет из себя новостройку. На 1 января 1937 г. количество жителей в городе составляет 18300 человек, в т.ч. еврейского населения - 8000. Заметно увеличилась рождаемость. За одну только первую половину 1937 г. в Биробиджане родилось 718 новых граждан.

Основное число жителей занято на работе промпредприятий, строек, в системе промысловой и лесхимкооперации. Промкооперация и лесхимкооперация объединяют следующие предприятия: по облпромсоюзу артели - «Кирпичики», «Вперед» (производство кирпича), «Колесо революции» (производство повозок, телег, саней), «Пищепром», «Химхозпродукты», «Свой труд», «Ное-Вег» (сапожная, чемоданная, матрацная и другие), «Работница (производство трикотажа), «Рыбак» (рыболовецкая), «Комсомолец», «Галантерея», «Культпромартель». В системе облпромсоюза занято 850 человек;

по обллесхимсоюзу артели - имени 5-й пятилетки (лесосплав), «Деталь» (лесопильно-мебельная), имени Молотова (производство саней), а также фабрика имени Димитрова (мебельная) и фанерный завод. В системе обллесхимсоюза работали 650 человек».

В те годы заканчивалось строительство 1-й очереди обозного завода, строилась электростанция на 7,5 тыс. кВт, готовились к передаче в эксплуатацию новая швейная фабрика, мясокомбинат, городская гостиница, были реконструированы фабрики «Деталь» и имени Димитрова, выросшие в значительные промышленные предприятия. Был построен новый корпус механических мастерских. Наличие ряда импортных токарных и других станков позволяли разворачивать любую механическую и слесарную работы. Для обозного завода 1939 год стал годом освоения новых видов продукции - автоприцепов, запасных частей к сельскохозяйственным машинам.

В 1940 г. вступили в строй пошивочная мастерская, галантерейная фабрика, предприятие «Деревоширпотреб». Созданы новые промыслы: гончарное, обозно-бондарное, художественно-зеркальное и другие. В артели «Химхозпродукт» организован выпуск изделий металлоширпотреба из отходов белой кости (точилки для карандашей, скрепки для бумаги, перочинные ножи, ученические ручки, жестяные баночки для гуталина, ранее ввозившиеся с запада страны). Гончарная мастерская выпускала различную посуду, потребность в которой была велика. Артель «Пищепром» развернула паточное производство. Это дало возможность, как говорится в документах, отказаться от фондового сахара в количестве 77 тонн.

Планировалось строительство элеватора, кожевенного, спиртоводочного, блочного и шлакобетонного, черепичного, вагоноремонтного заводов, деревообделочной мастерской (ульи, паркет, ящичная тара, деревянные игрушки, белая мебель, учебные пособия), маслобойки по переработке кедрового ореха, обувной и трикотажной фабрик.

Большое внимание уделялось благоустройству города. Проводились работы по мощению, делению, прокладке, озеленению новых улиц, осуществлялись проектировка водопровода и канализации. В 1938 г. приняты решения Биробиджанского горсовета о нумерации домов по городу Биробиджану и об открытии регулярного автобусного движения. «Для удовлетворения потребности населения открыть регулярное автобусное движение «Город - обоззавод - швейная фабрика» ежедневно утром и в 5 часов дня». Были установлены тарифы на проезд по данному маршруту: вокзал - обоззавод - Безымянка - 60 копеек, детский - 25 копеек, вокзал - ТЭЦ - швейная фабрика - 40 копеек.

Для улучшения торгового обслуживания населения в городе «имелось 75 торговых точек, 2 ресторана, 1 кафе, 17 мелких столовых при предприятиях и учреждениях».

По состоянию на 1 января 1939 г. сеть медицинских учреждений города включала дом младенца, 9 медпунктов, две поликлиники, женскую и детскую консультации, больницу, скорую помощь, санитарно-бактериологическую лабораторию, государственную санитарную инспекцию, молочную кухню, 2 аптеки, пункт переливания крови. Работали зубной, физиотерапевтический, рентгенкабинеты. Медицинскую помощь оказывали 45 врачей, 97 средних медицинских работников.

Выросло количество школ и учащихся в них. На начало 1939/1940 учебного года в Биробиджане работали 5 начальных, 1 неполная средняя, 5 средних школ, в которых обучалось 5,0 тыс. учащихся.

Успешно развивались искусство, литература, печать. К этому времени в городе было 4 клуба, 1 библиотека с фондом 61,6 тыс. книг, открыты детские музыкальная и балетная школы, комплектуется хоровая капелла. Выпускались газеты «Биробиджанская звезда» на русском и «Биробиджанер штерн» на еврейском языках, издавался литературно-художественный и общественно-политический журнал «Форпост», который освещал проблемы развития области, привлекал к сотрудничеству талантливых поэтов и писателей. Среди них Э. Казакевич, Д. Бергельсон, А. Вергилис, Г. Добин, И. Рабин, Л. Вассерман, литературный критик С. Клитеник. Постановлением президиума облисполкома ЕАО от 25 сентября 1939 г. № 385 принято решение об организации краеведческого музея, организатором и руководителем которого стал профессор Б. Л. Брук. Началась работа по регистрации книг, карт, материалов, имеющих значение для краеведения, истории города и области.

«В первый момент, - передает свои впечатления еврейский писатель Давид Бергельсон, - кажется, что эти новостройки неисчислимы. Везде, куда ни посмотришь, - на сопку, на реку Биру, на вокзал, на Валдгеймскую дорогу - везде подымаются ввысь новостройки, - где реже, где гуще, - и меняют старый облик города...Нет еще такого города в старых еврейских центрах, который, имея такое сравнительно небольшое население, как город Биробиджан, развернул бы такое колоссальное строительство - хозяйственное и культурное».

Так, шаг за шагом, в повседневной, упорной борьбе, преодолевая трудности и препятствия, рождался современный город. Суровые будни сменялись радостями. Радостями стройки, радостями творчества, радостями достижений. Еще одна сказка становилась действительностью...


Главный специалист ОБГУ "Госархива ЕАО"

Н.П. Баёва

 

679000, ЕАО, г.Биробиджан,
пер.Ремонтный, д.9
© 2009-2018 ОГБУ "Госархив ЕАО"
Hosted by ЕАО.ru