ОГБУ "Госархив ЕАО" » Деятельность » Публикации » Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Автор: Foxpro от 4-09-2020, 06:17

О советско-японской войне периода Второй мировой войны мы знаем совсем немного. О японских военнопленных в Советском Союзе — почти ничего. А между тем до сих пор работают заводы построенные пленными японцами и стоят возведенные ими дома. Изредка на территории бывшего Союза встречаются совсем в неожиданных местах скромные памятники, умершим пленным японцам. С годами информации об этом больше не становится.

 

Из большой советской энциклопедии (электронная версия): «Советско-Японская война 1945, военные действия СССР против Японии в целях ликвидации последнего очага 2-й мировой войны, оказания помощи союзникам по антигитлеровской коалиции и народам оккупированных Японией стран».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Лоенко Николай Петрович с сослуживцами. Порт-Артур. 1946 г.

2 сентября 1945 г. Япония приняла условия безоговорочной капитуляции во Второй мировой войне. Сразу после этого большое количество военнослужащих Квантунской армии были взяты в плен.

Для быстрой транспортировки военнопленных в тыловые лагеря НКВД использовался железнодорожный транспорт. Сеть железнодорожных путей, проходивших через Дальний Восток и Сибирь, была отремонтирована и значительно расширена накануне советско-японской войны. Порядок и условия транспортировки японских военнослужащих в советский тыл были изложены в постановлении Государственного Комитета Обороны (ГКО) СССР № 9898сс от 23 августа 1945 года «О приеме, размещении и трудовом использовании военнопленных японской армии». Для сохранения организационного порядка среди военнопленных японцев была сохранена армейская структура. Перед отправкой из японцев были сформированы батальоны, в каждом из которых насчитывалось около тысячи человек. Батальоны делились на роты, роты — на взводы. За дисциплину во всех структурно-организационных подразделениях был ответственен командовавший ими офицерский состав.

Главному Управлению НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных, согласно вышеуказанному постановлению, необходимо было направить 500 000 военнопленных японцев на различные работы:

на строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (на участках Известковая Ургал, Бам — Тында, Ургал — Комсомольск—Совгавань, Тайшет — Усть-Кут) — 150 000 человек;

в Хабаровский край:

Наркомцветмету (Хинганское оловянное рудоуправление) – 3 000 человек;

Наркомлесу на лесозаготовки – 13 000;

НКПС (Амурская дорога) – 2 000 и др.

Пленные содержались в специально созданных лагерях и с достаточно строгим режимом. Каждое лагерное управление включало в себя многочисленные лагерные отделения. 

В 2013 году в справочнике «Лагеря военнопленных НКВД— МВД СССР. 1939-1956 гг.» под редакцией Загорулько М. М. впервые был опубликован наиболее полный перечень лагерей для иностранных военнопленных, действовавших на территории СССР с 1939 по 1956 год.

Из опубликованного материала следует, что на территории Еврейской автономной области действовали следующие лагеря японских военнопленных:

Известковый лагерь № 4 (организован в 1945 году, ликвидирован в 1949 году:

место дислокацииуправление – (ст. Известковая Облученского района ЕАО);

национальность контингента — японцы, корейцы.

Военнопленных использовали на строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали на трассе Известковая — Ургал, на комбинате «Хинганолово» и Теплоозерском известковом заводе.

Лагерные отделения Хабаровского лагеря № 16, организованного в 1945 году и ликвидированного в 1956 году.

№ 6 — ст. Николаевка ДВЖД ЕАО, обслуживало Тунгусский лесозавод № 8;

№ 7 — г. Биробиджан, обслуживало 23-й км автодороги Биробиджан-Бирофельд;

№ 8 — г. Биробиджан, обслуживало трест «Биробиджанстрой», кирпичный завод № 9;

№ 11 — ст. Лондоко ДВЖД ЕАО, обслуживало Лондоковский известковый карьер;

№ 12 – ст. Теплое Озеро ДВЖД ЕАО, обслуживало строительство комбината «Хинганолово»;

№ 13 — ст. Облучье ДВЖД ЕАО, обслуживало строительство управления рудника комбината «Хинганолово»;

№ 14 — ст. Биракан ДВЖД ЕАО (содержался офицерский состав бывшей японской армии);

№ 17 — ст. Кирга ДВЖД ЕАО;

№ 22 — г. Биробиджан.

Военнопленных использовали на строительно-монтажных, ремонтных, погрузочно-разгрузочных, эксплуатационных работах, лесозаготовках.

Биробиджанский лагерь № 46 (организован в 1945 году, ликвидирован в 1948 году):

национальность контингента — японцы, корейцы, китайцы, монголы, немцы.

Место дислокации: управление — г. Биробиджан;

лагерные отделения:

№ 1 — в 3 км от ст. Облучье;

№ 2 — в 18 км от ст. Облучье;

№ 3 — в 5 км от ст. Лондоко ДВЖД;

№ 4 — г. Биробиджан;

№ 5 — ст. Кирга ДВЖД;

№ 7 — ст. Теплое Озеро ДВЖД;

№ 9 —в 23 км от г. Биробиджана;

№ 10 — в 4 км от ст. Биракан ДВЖД

Военнопленных использовали на строительно-ремонтных работах, лесозаготовках, строительстве комбината «Хинганолово», цементного завода, ремонте и обслуживании пограничной автомагистрали союзного значения Биробиджан — Ленино (так в документе), в г. Биробиджане контингент лагеря производил большой объем работ по благоустройству города, ремонту и строительству жилых зданий. Лагерь на своих лесоучастках и деревообрабатывающих предприятиях готовил деловой лес и пиломатериалы для строек УМВД Хабаровского края, занимался добычей мрамора и изготовлением памятников.

В директиве НКВД СССР № 196 о создании лагерей НКВД для военнопленных японцах говорится: «Прибывшим военнопленным японцам должны быть созданы в лагерях надлежащие условия быта, питания, медицинского обслуживания и правильного трудоиспользования. Быстрое и качественное оборудование жилого фонда лагерей приобретает особое значение в связи с наступлением зимнего периода. В общежитиях должно быть чисто, уютно, тепло».

В фондах государственного архива имеются документы за 1945-1947 годы о подготовке лагерных отделений, расположенных на территории области. Отметим некоторые из них.

 «Ввиду срочного ремонта помещения под жилой фонд для размещения спецконтингента выходной день воскресенье отменить до окончания строительства помещения», — из приказа по Лондоковскому известковому заводу от 8 сентября 1945 года № 93.

Из решения исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся ЕАО от 18 июля 1946 года № 344 «О ходе работ по подготовке к зиме 1946-1947 гг. лагерных отделений военнопленных, расположенных на территории ЕАО»:

«Начальнику Ушумунской угольной шахты до 5 августа 1946 года перевести заготовительный лесоматериал на стройплощадку лагерного отделения № 6 для завершения строительства жилого барака и бани для военнопленных…».

«Обязать руководителей предприятий и хозяйственных организаций: а). директора комбината «Хинганолово»…и начальника УВСР-402 закончить все работы по строительству и ремонту в зонах 1-го и 3- го лаготделения к 1-му сентября 1946 года, для чего построить и отремонтировать следующие объекты: на 3 километре — ….санчасть, столовая, барак для военнопленных офицеров, землянки военнопленных, овощехранилище на 250 тонн, помещение для обрушки риса…; на 18 километре — столовая, баня, мастерские, 4 барака отремонтировать, построить 2 новых барака …»

«Председателю Правления Промартели «2-ая Пятилетка»… закончить все ремонтно-строительные работы по подготовке лаготделения № 7 к зиме к 1 августа 1946 года».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из решения исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся ЕАО от 18 июля 1946 года № 344 «О ходе работ по подготовке к зиме 1946-1947 гг. лагерных отделений военнопленных, расположенных на территории ЕАО».

В июле 1946 г., учитывая необходимость производства капитальных работ по подготовке лагеря военнопленных к зиме, председателем исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся ЕАО было издано распоряжение по которому, начальнику ОСМУ-3 надлежало «немедленно приступить к ремонту лагеря и подготовить его к зиме, а также взыскать с хозяйственных организаций, пользующихся постоянной рабсилой военнопленных, по 200 рублей с работающего и сезонной рабсилой по 150 рублей». Этим же распоряжением ему было разрешено «прекращение направления рабсилы организациям, отказавшимся участвовать в подготовке лагеря к зиме».

Как правило, лагеря для размещения прибывающих военнопленных готовились заранее. Однако их не хватало. По существующим правилам завоз военнопленных должен был осуществляться после поступления от начальника лагеря сигнала о приеме помещений. На практике же это не соблюдалось. В 1945 году норма жилой площади 2 м2, предусмотренная нормативными документами для военнопленных, не выдерживалась. Все жилые бараки, как правило, были оборудованы сплошными двух- и трехъярусными нарами. Большинство лагерных отделений не имели полного комплекта лагерных помещений: отсутствовали столовые, бани, прачечные, дезинфекционные камеры, сушилки, необходимые хозяйственные помещения. Кухни, хлебопекарни и лазареты в большинстве случаев были маломощными.

В большинстве лагерей положение было очень тяжелым. С 15 по 20 февраля 1946 г. врачом эпидемиологом облздравотдела ЕАО было проведено санитарно-эпидемическое состояние трех лагерных отделений лагеря № 46, расположенных на территории Облученского района. Проверкой было установлено:

 «по лагерному отделению № 10— ст. Биракан. Территория лагерного отделения частично загрязнена…мусорных ящиков и помойных ям нет, военнопленные не обеспечены матрацами, подушками, спят на циновках, физически ослаблены, не обеспечены верхним зимним обмундированием. Умывальников в помещении нет, военнопленные моются из котелков, поливая друг друга. Пищеблок находится в неудовлетворительном состоянии. Ввиду отсутствия лампочек на пищеблоке, пользуются коптилками…Дезокамера имеется, но требует срочно капитального ремонта. Дезинфицирующих средств (лизол, хлорная известь, формалин) нет. Стационар, куда госпитализируют военнопленных офицеров, находится в антисанитарном состоянии. Больные лежат в своей верхней одежде, стационар не побелен…

По лагерному отделению № 3 — ст. Лондоко—Известковый завод…. Закрытой уборной нет, уборная во дворе оборудована из плетня…Водоисточник не обследован на предмет установления химического и бактериального состава воды…кипяченой воды нет, пользуются для питья сырой водой…контингент военнопленных значительно завшивлен, дезокамера строится, но не закончена, поэтому дезинфекция вещей не проводится…

По лагерному отделению № 8 — ст. Теплое озеро. Военнопленные не обеспечены подушками и матрасами… часть военнопленных не обеспечена верхним зимним обмундированием…отведенный под баню барак не оборудован, согласно санитарным правилам.

По лазарету лагеря № 46 — ст. Теплое Озеро. Санитарная обработка больных проводится в общей бане, при лазарете своего санпропускника нет. Для инфекционных больных имеется одна большая палата, куда госпитализируются больные с различными инфекционными заболеваниями. Белье инфекционного отделения до стирки не дезинфицируется, стирается вместе с бельем соматических отделений. Питание больных недостаточное… ».  

Кузнецов С. Т. в своей статье «Политика советского государства в отношении японских военнопленных советско-японской войны 1945 года писал, — «Главное назначение военнопленных — использование их как дешевой рабочей силы, а трудовое использование военнопленных считалось важным фактором восстановления послевоенной экономики и развития отдаленных районов Сибири и Дальнего Востока. Военнопленный был обязан не только возместить своим трудом стоимость содержания в лагере, но и приносить доход государству».

Японские военнопленные были заняты на строительстве рудника им. Микояна, который разрабатывал Хинганское месторождение олова. По договору, заключенному в ноябре 1945 г., между управлением лагеря военнопленных № 46 УНКВД по Хабаровскому краю и комбинатом «Хинганолово», лагерь выделял до 80 человек для производства строительных работ. В свою очередь, комбинат должен был выделить «такие объекты, на которых было бы исключено общение его контингентов с вольнонаемными рабочими, кроме лиц, которые должны руководить их работой, либо квалифицированных рабочих, без которых невозможна работа контингента лагеря». Также в обязанности комбината входило «снабжение всего работающего контингента лагеря спецодеждой и спецобувью». Комбинат предоставлял за свой счет все необходимые коммунально-санитарные, бытовые помещения для размещения и обслуживания контингента лагеря. Интересно, что помещения лагеря должны были находиться от места работы не далее 3 км, а при нахождении мест работы на расстоянии свыше 3 км время, потраченное на пешие переходы к месту работ и обратно засчитывалось в рабочее время и оплачивалось из расчета за каждый километр, как за 15 минут работы, по ставке повременщика.

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из договора, заключенного в ноябре 1945 г., между управлением лагеря военнопленных № 46 УНКВД по Хабаровскому краю и комбинатом «Хинганолово».  

Использовали военнопленных при подготовке строительных объектов рудника к зимнему периоду 1946,1947 годах. Согласно приказу по комбинату «Хинганолово» (рудник им. Микояна) от 20 сентября 1946 года № 220 военнопленные были распределены по объектам стройки следующим образом: 

«постройка двух 16-ти квартирных домов — 82 человека;

постройка двух и одно - квартирных домов — 30 человек;

техсклад и мехмастерские — 17 человек;

обогатительная фабрика — 75 человек;

лесозаготовки — 50 человек;

горный цех и геологоразведка — 35 человек;

лесозавод — 21 человек;

заготовка мха (группа 3 категории) — 20 человек».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из приказа по комбинату «Хинганолово» (рудник им. Микояна) от 20 сентября 1946 года № 220 «О распределении рабочей силы на строительстве и мероприятиях по усилению темпов строительства в 4 квартале».

В архивных документах содержится информация о работе военнопленных на предприятиях г. Биробиджана: ремконтора горпромхоза, отдел благоустройства, Биробиджанский обозный завод (государственный завод № 11), текстильный комбинат, Биробиджанский авторемонтный завод и другие.

Приказом по государственному заводу № 11 от 22 мая 1948 года были установлены следующие объекты работы военнопленных на заводе: «строительство детсада, стройгруппа завода, электростанция, склад металлов и готовой продукции, цех № 1, цех № 4 (отдельная вторая смена), цех № 6 (отдельная вторая смена)». Категорически запрещался перевод военнопленных на другие объекты. Устанавливались ответственные лица за соблюдением режима работы военнопленных на объектах и утверждался список лиц, которым по роду своей работы было разрешено общение с военнопленными. Допуск к общению военнопленных с другими лицами, не перечисленными в приказе, без специального на то разрешения лагеря, категорически запрещался. Для охраны отдельных групп военнопленных назначались конвоиры.

Начальнику коммунально-бытового отдела под личную ответственность надлежало «огородить строительство детсада сплошным забором и на внешней стороне забора вывесить указатели на русском языке «запретная зона — вход воспрещен».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из приказа по государственному заводу № 11 от 28 мая 1948 года.

Из докладной записки директора госзавода № 11 Кадинера начальнику управления МВД по Хабаровскому краю генерал-лейтенанту Долгих И. И., составленной 9 июля 1948 года: «В 1947 году Биробиджанский обозостроительный завод использовал 120 человек военнопленных, которые работали во всех цехах завода. В данное время военнопленные во всех основных производственных цехах заменены вольнонаемным составом за счет принятых заводом переселенцев. На заводе осталось 70 человек военнопленных исключительно на физически тяжелых работах: подкатке и распиловке леса, погрузо-разгрузочных работах, а также на строительных работах по восстановлению разрушенного промышленного и жилого фонда. Предстоящая репатриация военнопленных лишает завод этой рабсилы без перспектив на эквивалентную замену, ибо контингент переселенцев состоит преимущественно из женщин, либо квалифицированных рабочих металлопрофесий. Такое положение грозит сорвать выполнение плана, а также подготовку к зиме. На 1949 год перед заводом стоят еще более серьезные задачи по восстановлению промышленного и жилого фонда. Осуществление этих работ потребует не менее 100 человек строительных рабочих. Прошу Ваших указаний начальнику управления лагерей и трудколоний Хабаровского края о заключении договора и выделении заводу 100 человек из контингента заключенных, имеющегося в г. Биробиджане лагерного подразделения».

Содержание, организация труда и быта военнопленных неоднократно пересматривались то в сторону ужесточения, то в сторону смягчения.

Согласно имеющимся документам, в соответствии со специальными указаниями о порядке использования спецконтингента, с 1 мая 1948 г., под личную ответственность главного диспетчера государственного завода № 11, все военнопленные, работающие разрознено в цехах, переводились на такие объекты, где общение со специалистами и вольнонаемными рабочими сократилось бы до минимума. В исключительных случаях, им было разрешено работать в цехах, в отдельной смене.

Весь зимний период 1949 года все военнопленные, работающие на заводе, были задействованы на разгрузке вагонов с углем, весной, в связи с началом строительного сезона, переведены в распоряжение стройгруппы для осуществления бетонных работ по цеху № 3.

Воскресенье 26 октября 1947 г. для всего состава военнопленных государственного завода № 11 было объявлено рабочим днем и установлен план работы: «вывозка шлака с засыпкой завалинок у овощехранилища 30 м3; вывозка и относка с планировкой стружек и опилок от цеха № 2; вывоз готовой продукции из цеха № 6 и вынос хлама из кузницы (цеха № 5)».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Приказ по государственному заводу № 11 от 24 октября 1947 года № 464 «Об организации работы военнопленных 26 октября 1947 года».

С 6 июня 1947 г. на заводе металлоизделий изменился режим работы, конвоир обязан был доставлять военнопленных к 7 часам утра, вместе с этим изменилось время обеда, питание для них доставлялось к 12 часам дня.

Говоря о тяжелом положении японских военнопленных, особенно в первые, послевоенные годы, следует учитывать, что в этот период в бедственном положении находилась значительная часть гражданского населения страны, которая нуждалась в предметах первой необходимости, в жилье, продуктах питания. Военнопленным были гарантированы питание по нормам, установленным для гражданского населения, кров над головой, медицинское обслуживание и оплата за выполняемую работу. Так что японские военнопленные были не в худшем положении, чем наше население.

Труд военнопленных на заводах использовался в основном на сдельных работах. Как правило, начальники цехов, главные диспетчера несли ответственность за правильность учета рабочего времени военнопленных. Например, по приказу директора государственного завода № 11 от 1 апреля 1947 года № 148 главному диспетчеру надлежало: «ежедневно давать исполнительную разнарядку на все количество военнопленных, фактически полученных в данный день от лагерного отделения». Всем начальникам цехов «ежедневно давать полные сведения об использовании труда военнопленных, на всех переданных им, по исполнительной разнарядке главного диспетчера. В случае отказа военнопленного от работы, самовольной отлучки, либо заболевания в течение рабочего дня – предоставлять акты, рапорты с указанием фамилии военнопленного и количества часов потери рабочего времени с подписью переводчика, но, ни в коем случае не пропускать таких военнопленных в рабочих сведениях… категорически запретить использовать военнопленных на повременных работах, сверх утверждаемого директором количества в соответствии со штатными ведомостями».

Приказом по заводу металлоизделий от 27 февраля 1948 года № 75 все работающие военнопленные переведены на сдельную оплату труда. Мастера и бригадиры обязаны «разъяснить каждому военнопленному нормы выработки».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Приказ по заводу металлоизделий от 27 февраля 1948 года № 75.

Необходимо отметить, что многие предприятия области, использовавшие на своем производстве труд японских военнопленных, испытывали определенные сложности. Об этом на 6-й Облученской районной партийной конференции 30 ноября, 1 декабря 1946 г. говорил Тарасов, начальник УВСР–402: «Встречаются трудности в работе с основным контингентом рабочей силы — военнопленными, трудности использования ее многочисленны: режимные ограничения, сложность организационной структуры лагерного элемента…». Порой некому было конвоировать военнопленных до места их работы, и тогда простой работник предприятия назначался конвоиром военнопленных. Так приказом по заводу металлоизделий от 1 июня 1948 года № 157 работник завода был назначен временно конвоиром контингента военнопленных с 16 мая 1948 г. с окладом 400 рублей в месяц.

Из-за острого недостатка на предприятиях квалифицированных работников или работников определенной профессии необходимых рабочих либо выявляли из числа военнопленных, имеющих соответствующие специальности, либо организовывали обучение военнопленных. Так было на государственном заводе №11. В апреле 1946 г. для осуществления капительного строительства и капитального ремонта зданий, сооружений и жилого фонда, предусмотренных титульными списками на 1946 год, при заводе организовали строительную группу. Главному диспетчеру завода необходимо было «выявить рабочих из числа военнопленных, имеющих строительные специальности, и с 3 мая 1946 года направить их для постоянной работы в стройгруппу завода». В апреле 1948 г., в связи с тем, что стройгруппа завода испытывала недостаток в плотниках, было организовано обучение спецконтенгента и на период обучения установлены ученические нормы: «1-й месяц обучения — 50%; во 2-й месяц —70%, 3-й месяц — 85%».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Приказ по государственному заводу № 11 от 22 августа 1946 года № 212.

В связи с переводом военнопленных на оплату по персональному фактическому заработку, директором государственного завода № 11 был издан приказ «с 22 августа 1946 года произвести тарификацию всех работающих военнопленных по их постоянному месту работы на заводе. Для присвоения разрядов военнопленным создать комиссию для каждого цеха. При определении разрядов военнопленных комиссии строго руководствоваться тарификационным справочником, присваивая разряд с учетом полученных практических навыков по выполняемой работе, по профессиям, соответственно существующих на заводе разрядов на массовые работы. Всем начальникам цехов и отделов, где работают военнопленные, с 22 августа вести новый порядок отчетности выполнения норм за 8 часов рабочего дня, в котором отразить: положенное количество часов за выполненную работу; фактически затрачено часов за выполненную работу; % выполнения нормы за отработанный день». В соответствии с проведенной тарификацией начисления заработной платы военнопленным производилось «по цеховым нарядам по отдельной ведомости один раз в месяц не позднее 25 числа каждого месяца».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Сводная ведомость по заработной плате работникам Тунгусского лесопильного завода № 8 за I половину января 1947 года.

Для стимулирования роста производительности труда и выработки норм военнопленными на государственном заводе № 11 в мае 1949 г. ввели «прогрессивно-премиальную систему оплаты труда по следующим условиям: выполняющим нормы от 101 до 120% — 1 рубль каждому; при выполнении норм более 120% — 1 рубль 50 копеек каждому. Строго следить за тем, чтобы в наряды по спецконтингенту включались только фактически выполняемые ими сдельные работы без всяких повременных доплат и «намазок».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Приказ по государственному заводу № 11 от 27 мая 1949 года № 226 «О введении прогрессивной оплаты для спецконтингента».

По мере сил и возможностей советские и партийные органы пытались создать приемлемые условия для жизни и работы японских военнопленных.

Для обеспечения безопасности работы военнопленных, по приказу директора завода металлоизделий от 27 января 1948 года № 36, ответственные за технику безопасности проводили предварительный инструктаж военнопленных, работающих на отдельных участках. Главный механик в журнале учитывал всех военнопленных, прошедших инструктаж.

В феврале 1947 г. при проведении обследования производства государственного завода № 11, на котором работали военнопленные японцы, комиссией управления лагеря № 46 было установлено: «что в ряде случаев на заводе имеют место нарушения установленных правил техники безопасности в местах, где работают военнопленные, а именно 1. Отсутствуют или сняты ограждения: а) в цехе № 2 — у 7 станков; б) в цехе № 4 у 3-х станков, в) в цехе № 6 у одного станка, г) в цехе № 5 у одного станка, д) на электростанции у лебедки. 2. Недостаточное освещение на электростанции и в котельной. 3. Заведенные журналы инструктажа новых рабочих не ведутся на протяжении двух месяцев. В цехах № 2 и 4 загромождение проходов и рабочих мест материалами и деталями».

В результате нарушения правил инструктажа в цехе № 2 и отсутствия предохранительного устройства, 31 января 1947 г. с одним из военнопленных произошел несчастный случай. Для усиления мероприятий по технике безопасности директором завода был издан приказ от 15 февраля 1947 года № 71 согласно которому «…всем начальникам цехов в 2-х дневный срок обеспечить восстановление ограждений во всех местах указанных в акте, а также проинструктировать новых рабочих по вопросам соблюдения правил техники безопасности с соответствующими отметками и подписями в журналах… Всем начальникам цехов немедленно расчистить цеха и рабочие места от загромождения материалами и деталями».

Для поощрения работающих на строительстве военнопленных японцев, выполняющих и перевыполняющих нормы выработки, согласно указаниям руководящих органов, полагалось дополнительное горячие блюдо в день. В связи с этим, начальник ОСМУ-3 в своей докладной записке к председателю облисполкома Зильберштейну М. Н. в июне 1946 г. писал: «..если исходить из расчета выполнения норм в среднем на 250 чел. в день при даче дополнительного блюда в 200 гр. рису потребуется 50 кг рису в день или 1 250 кг в м-ц. Прошу Вас дать указание облторготделу об отпуске нам в счет этого расхода 5 тонн рису».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Докладная записка начальника ОСМУ-3 председателю облисполкома Зильберштейну М. Н. Июнь 1946 года.

Распоряжением председателя исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся ЕАО № 1 от 5 июня 1946 года начальнику ОСМУ-3 с 10 июня 1946 г. надлежало ввести на объектах строительства для контингента военнопленных, выполняющих и перевыполняющих нормы выработки, дополнительное питание на одного рабочего до 200 грамм риса в день, для этого директору Бирторга дано указание «отпустить ОСМУ-3 5 тонн не фондового риса».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Распоряжение председателя исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся ЕАО от 5 июня 1946 года № 1.

Резкое снижение уровня питания на тяжелых работах отражалось на здоровье военнопленных, число заболевших и умерших стало резко возрастать. Основными причинами смерти японских военнопленных были дистрофия, воспаление легких, туберкулез, сыпной, брюшной тиф. Из телеграммы облисполкома ЕАО 5 февраля 1946 года Хабаровскому крайкому: «…сообщаем. Всего случаев заболеваний лагеря октябре-декабре. Сыпного нет. Возвратного 29, брюшного 6. Январе нет…».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Копия телеграммы облисполкома ЕАО в Хабаровский крайисполком. 5 февраля 1946 года.

В целях улучшения физического состояния военнопленных увеличивается количество оздоровительных лагерей и оздоровительных лагерных отделений. В соответствии с постановлением исполнительного комитета областного Совета депутатов трудящихся ЕАО от 8 августа 1945 года № 6 здания фельдшерско-акушерской школы, школ № 1, 9, 10, железнодорожного техникума и учебного корпуса педагогического училища были временно отданы для размещения в них госпиталей. Из документов стало известно об эвакогоспитале № 2929 для военнопленных японцев, который был размещен в здании средней еврейской школы № 2 в г. Биробиджане. Нахождение госпиталя для военнопленных в центральной части города, при отсутствии в городе канализации, представляло угрозу разнесения по городу инфекционных заболеваний, т.к. в этом госпитале были размещены военнопленные японцы, заболевшие сыпным тифом, дизентерией и другими инфекционными болезнями. В связи с этим, на заседании обкома ВКП(б) ЕАО 20 октября 1945 г. было принято решение «просить краевой комитет ВКП(б) и крайисполком о переводе эвакогоспиталя № 2929 для военнопленных японцев в Облученский район в район Теплого озера в помещение ликвидированного обсервационного пункта крайздрава». Только весной 1947 года здание школы было передано для организации учебного процесса.

Организация кладбищ, учет погибших иностранных военнопленных регламентировались Директивой НКВД СССР от 14 ноября 1945 года № 201 «О порядке погребения трупов военнопленных японцев», Инструкцией ГУПВИ МВД «О порядке учета и правильного захоронения военнопленных», Директивой и инструкцией НКВД СССР № 413 «О порядке учета умерших военнопленных» от 13 августа 1943 г. и 7 декабря 1945 г. Эти директивы предписывали отведение под кладбища обособленных специализированных участков земли. С 24 мая 1949 г. начальников управлений лагерей, спецгоспиталей и командиров рабочих батальонов для военнопленных и интернированных обязали привести все кладбища в надлежащий порядок и сдать их для осуществления дальнейшего надзора местным органам МВД.

На территории Еврейской автономной области были выделены участки под захоронения японских военнопленных:

на территории Николаевского поселкового Совета (кладбище военнопленных лагеря № 16 МВД);

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из решения исполнительного комитета Смидовичского районного Совета депутатов трудящихся ЕАО от 14 февраля 1950 года № 43 «Об отводе земельного участка под кладбище военнопленных».

 

г. Биробиджана:

в районе 2 км Валдгеймского шоссе;

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из решения исполнительного комитета Биробиджанского городского Совета депутатов трудящихся ЕАО от 8 декабря 1950 года № 527 «Об отводе земельного участка под кладбище японских военнопленных».

на 8 км Хабаровского шоссе (кладбище спецгоспиталя № 2929 управления МВД);

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из решения исполнительного комитета Биробиджанского городского Совета депутатов трудящихся ЕАО от 13 апреля 1951 года № 150 «Об отводе земельного участка под кладбище спецгоспиталя 2929».

Облученский район, 4 км шоссейной дороги Микояновск-Облучье.

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Из решения исполнительного комитета Облученского районного Совета депутатов трудящихся ЕАО от 13 сентября 1949 года № 409 «О переносе кладбища военнопленных в пос. Микояновск комбината «Хнганолово».

На заседании организационного бюро Микояновского поселкового Совета депутатов трудящихся ЕАО 5 августа1949 г. рассматривали вопрос о переносе кладбища военнопленных японцев. Дело в том, что кладбище военнопленных закладывалось в 1946 году, еще до начала генерального строительства рудника комбината «Хинганолово» и отвод земельного участка под кладбище никем не производился. Кладбище оказалось в центре генерального плана строительства общественных зданий рудника и мешало дальнейшему развитию строительства комбината. По плану были частью построены и частью находились в проекте следующие здания: «на расстоянии 15 метров общественная столовая; 50 метров — детясли; 50 метров в другом направлении детский сад; 60 метров – универмаг; 50-60 метров управление комбината, 30-40 метров автогараж. Через 5 метров проходит водопровод, где была намечена «водонаборная колонка».

 

Японские военнопленные на территории Еврейской автономной области (по документам государственного архива Еврейской автономной области)

Решение заседания оргбюро Микояновского поселкового Совета депутатов трудящихся ЕАО от 18 августа 1949 года № 15 «Об отводе земельного участка для кладбища военнопленных японцев».

Из акта от 5 августа 1949 г., составленного оперуполномоченным ОСП Облученского РОМВД лейтенантом Малеванным, начальником поселкового отделения милиции лейтенантом Антоненко, председателем поселкового Совета Павловым, представителем комбината «Хинганолово» Таварбековым: «Произвели осмотр кладбища военнопленных японцев бывшего лагеря № 46 МВД, переданного под охрану местным властям по акту от 29 июля 1949 года. При осмотре кладбища оказалось следующее: Кладбище расположено в 18 км от ст. Облучье в центре поселка Микояновска…. Кладбище состоит из двух квадратов, из которых 1 квадрат не имеет ограждения, а также 9 штук указательных знаков совершенно отсутствуют. Квадрат № 2, так же не имеет изгороди и отсутствует 13 опознавательных надмогильных знаков. Кладбище построено на принципе наружного типа, т. е. трупы умерших, зарыты не в землю, а построены наружные дерновые могилки. Оба квадрата, как первый, так и второй не соответствует инструкционному оборудованию кладбищу в/пленных, тем более постройка кладбища официально ни кем не отводилась».

В государственном архиве Еврейской автономной области документы о японских военнопленных разбросаны по различным фондам, в основном это фонды отдельных предприятий и организаций. Подготавливая этот материал, нам удалось найти незначительное количество информации о пребывании, трудовом использовании и бытовом проживании японских военнопленных на территории нашей области. Численность японских военнопленных, репатриированных, переведенных в другие лагеря, умерших на территории нашей области, невозможно установить по документам госархива, из-за отсутствия сведений и статистических данных в документах.

Возможно, данный материал вызовет особый интерес у исследователей, краеведов, учащихся учебных заведений и они продолжать исследовательскую работу по ставшим доступным документам, и им удастся узнать еще много интересного о жизни и работе японских военнопленных на территории Еврейской автономной области.

 

 

679000, ЕАО, г.Биробиджан,
пер.Ремонтный, д.9
© 2009-2020 ОГБУ "Госархив ЕАО"
Hosted by ЕАО.ru