ОГБУ "Госархив ЕАО" » Деятельность » Публикации » По страницам истории « … По общему согласию, ради большой вечной взаимной дружбы … » (к 160-летию подписания Айгуньского договора)

По страницам истории « … По общему согласию, ради большой вечной взаимной дружбы … » (к 160-летию подписания Айгуньского договора)

Автор: Foxpro от 14-05-2018, 15:25

По страницам истории

 

« … По общему согласию, ради большой вечной взаимной дружбы … »

(к 160-летию подписания Айгуньского договора)

 
 
160 лет назад, 16 (28) мая 1858 года, в небольшом маньчжурском городке Айгунь (на правом берегу реки Амура, в 35 километрах от города Благовещенска ниже по Амуру) был подписан договор двух соседних государств – России и Цинской империи о разграничении приграничных территорий.

 

  Решение Амурского вопроса в 1840–1850-е гг. выпало на долю генерал-губернатора Восточной Сибири Николая Николаевича Муравьева. Он в связи с этим написал: «Сибирью владеет тот, у кого в руках левый берег и устье Амура».

  К середине XIX в. Россия и Китай находились уже в дружественных отношениях. Это благоприятствовало успеху дела. Однако царское правительство выказывало нерешительность. Не было точно известно – судоходно ли устье Амура для морских судов? Стоило ли включаться в напряженные переговоры из-за реки, изначально непригодной для морского судоходства?

 Проблема эта горячо обсуждалась в конце 40-х годов. Окончательно разрешил ее морской офицер Геннадий Иванович Невельской, который в 1849 году на транспорте «Байкал» достиг устья Амура и доказал, что оно судоходно. Он же основал недалеко от устья Николаевский острог (будущий город Николаевск-на-Амуре) и в августе 1850 года поднял там российский флаг, символизировавший включение приамурских земель в состав России.

 Успешному решению Амурского вопроса способствовало также усложнение международного положения России и Китая. В 1853 году началась неудачная для нашего государства Крымская война. Вступление в нее Англии и Франции создало реальную угрозу дальневосточным рубежам империи.

 В те же годы Англия и Франция оказывали военно-политическое давление на правительство Китая, вынуждая его пойти на подписание невыгодных соглашений, ставивших Поднебесную в положение полуколонии.

 Эти обстоятельства побудили две великие державы ускорить решение вопроса о нормализации дипломатических отношений.

 В 1858 году Н.Н. Муравьеву были подтверждены полномочия на ведение переговоров с Цинскими представителями. Соответствующие предложения о подготовке нового договора о разграничении территорий в Приамурье и Приморье были направлены в Пекин.

  С Цинской стороны полномочиями на ведение переговоров и заключение нового договора был наделен генерал-губернатор провинции Хэйлуньцзян И Шань, чиновник высшей ступени в иерархии маньчжурских приближенных императора.

  Состоялся обмен посланиями между Муравьевым и И Шанем, была достигнута договоренность о встрече делегаций в городе Айгуне весной 1858 года сразу после очищения Амура ото льда.

 Готовясь к предстоящим переговорам, Н.Н. Муравьев сформировал представительную делегацию. В нее были включены сотрудник министерства иностранных дел, пристав Пекинской духовной миссии П.Н. Перовский, переводчик с маньчжурского языка Я.П. Шишмарев, секретарь дипломатической части генерал-губернатора Е.К. Бютцев, обер-квартирмейстер К.Ф. Будогосский и несколько служащих.

 Стремясь быстрее встретиться с китайскими представителями, Н.Н. Муравьев уже 7 апреля, не дожидаясь полного таяния льда на реках, выехал с участниками делегации на Амур. Стоявший на Шилке пароход «Лена» еще не был готов к плаванию. Н.Н. Муравьев и сопровождающие его лица, среди которых был архиепископ Иннокентий, 26 апреля на двух катерах отплыли из Сретенска и 5 мая прибыли в станицу Усть-Зейскую.

 6 мая в Усть-Зейскую станицу прибыл айгунский амбань (титул высших китайских чиновников) с известием, что И Шань уже в Айгуне и приглашает Н.Н. Муравьева на переговоры. Н.Н. Муравьев ответил согласием и внес свои предложения о начале и содержании переговоров. 7 мая амбань снова прибыл к Муравьеву. Все вопросы были согласованы.

  9 мая в Усть-Зейской станице Иннокентий Вениаминов в присутствии Н.Н. Муравьева на расчищенной и подготовленной площадке вблизи берега Амура заложил храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Муравьев поддержал предложение Иннокентия переименовать Усть-Зейскую станицу в Благовещенскую.

 10 мая на катере в сопровождении двух канонерских лодок генерал-губернатор прибыл в Айгунь. В первый день переговоров была определена точка зрения по проблеме границы. Перед маньчжурским правительством был поставлен вопрос о пересмотре условий Нерчинского договора. Н.Н. Муравьев предложил свой проект договора, который включал несколько статей, содержащих решение сути проблемы:

 «Границе между обоими государствами быть по реке Амуру так, чтобы левый берег до устья принадлежал Российскому, а правый до реки Уссури – Китайскому государству, затем по реке Уссури до ее истоков, а от них до полуострова Кореи.

1. Плавание по рекам, составляющим границу, дозволяется только судам двух государств.

2. По этим рекам – свободная торговля.

3. Китайским подданным, находящимся на левом берегу, переселиться на правый в течение трех лет.

4. Пересмотреть прежние трактовки для постановления правил по всем предметам, касающимся до пользы и славы обоих государств.

5. Настоящий договор считать дополнением прежних трактатов».

  Китайские представители не согласились на такие условия договора. Начались длительные дискуссии.

  На второй день в переговорах Н.Н. Муравьев по состоянию здоровья не смог участвовать. Основная работа по защите позиции России выпала на долю П.Н. Перовского, который убедил китайских участников переговоров принять основные условия, предложенные русской стороной.

  16 мая, поздним вечером, приемлемый для обеих сторон текст договора был согласован и подписан.

  В преамбуле договора было сказано, что он заключен «по общему согласию, ради большой вечной взаимной дружбы двух государств, для пользы их подданных и для охранения от иностранцев».

  Договор провозглашал «левый берег Амура, начиная от реки Аргуни до морского устья реки Амура» владением России, а «правый берег, считая вниз по течению, до реки Уссури» – владением Дайцинского государства.

  Приморье – территории от Уссури до Амура – было оставлено в совместном владении. «От реки Уссури далее до моря находящиеся места и земли, впредь до определения по сим местам границы между двумя государствами, как ныне да будет в общем владении Дайцинского и Российского государств. По рекам Амуру, Сунгари и Уссури могут плавать только суда Дайцинского и Российского государств, всех же прочих иностранных государств судам по сим рекам плавать не должно». И Шань отказался обсуждать вопрос о Приморье. Он заявил, что не имеет на это полномочий. Настоял И Шань и на том, что маньчжурское население левого берега Амура оставалось на местах своего обитания, сохраняя подданство Китая. Это были некоторые отступления от предложенного Муравьевым текста договора.

  По договору разрешалась пограничная русско-китайская торговля, властям обеих сторон вменялось в обязанность покровительствовать торговым отношениям. Статья 2 договора гласила: «Для взаимной дружбы подданных двух государств дозволяется взаимная торговля проживающим по рекам Уссури, Амуру, Сунгари».

  Важно, что Россия юридически обрела право на фактически принадлежавшее ей левобережное Приамурье. По Айгуньскому договору в числе прочих земель Россия вернула в свой состав и всю территорию современной Еврейской автономной области.

  17 мая русская делегация вернулась в Благовещенскую станицу. Иннокентий Вениаминов устроил благодарственный молебен, затем обратился к Муравьеву с яркой речью, выразив уверенность, что дела и подвиги его не будут забыты, что история воздаст должное его трудам. «Нет сомнений в том, что и в настоящее время если и не вся Россия, то вся Сибирь и все благомыслящие россияне и все твои сподвижники с радостью, с благодарностью и с восторгом примут известие о совершенном тобою ныне деле».

  Выступая на состоявшемся по данному случаю параде казачьих войск в Благовещенской станице, Н.Н. Муравьев сказал: «Товарищи! Поздравляю Вас, не тщетно трудились мы, – Амур сделался достоянием России! Святая православная церковь молится за нас, Россия благодарит. Да здравствует император Александр и процветает под кровом его вновь приобретенная страна, ура!».

  Договор был с пониманием воспринят в Китае. 2 июня 1858 года в Пекине императорским указом он был ратифицирован. Высокую оценку получил договор и в Петербурге. По представлению Муравьева активные участники были награждены орденами, удостоены материального поощрения, повышены по службе. Николай Николаевич Муравьев был возведен в графское достоинство с прибавлением к фамилии титула «Амурский».

 Заключение Айгуньского договора явилось важной вехой в истории русско-китайских отношений. Установление границы России с Китаем на Дальнем Востоке не только разрешило вопрос о Приамурье, но и создало прочную основу для дальнейшего сближения двух государств.

 

Литература

1. ГАЕАО. НСБ. Сборник материалов международной конференции «Россия – Китай: взаимодействие двух культур, партнерство и сотрудничество»: сб. матер. – Благовещенск, 2008. – 151 с. – Инв. № 1904.

2. ГАЕАО. НСБ. Сборник по материалам международной конференции «Приамурье – форпост России в АТР» – Благовещенск, 2008. – 353 с. – Инв. № 1902.

3. ГАЕАО. НСБ. Кабузан, В.М. Как заселялся Дальний Восток / В.М. Кабузан. – Хабаровск, 1976. – 197 с. – Инв. № 796.

4. ГАЕАО. НСБ. История Амурской области с древнейших времен до начала XX века / под ред. А.П. Деревянко, А.П. Забияко. – Благовещенск, 2008. – 422 с. – Инв. № 1903.

5. Очерки истории родного края. – Хабаровск, 2004. – 243 с.

6. Евстигнеева, Л.Г. Краткие материалы по истории Дальнего Востока XVII – нач. XX вв. / Л.Г. Евстигнеева. – Биробиджан, 2000. – 34 с.

 

 

679000, ЕАО, г.Биробиджан,
пер.Ремонтный, д.9
© 2009-2018 ОГБУ "Госархив ЕАО"
Hosted by ЕАО.ru