ОГБУ "Госархив ЕАО" » Деятельность » Конференции и семинары » Еврейское переселение в Биро-Биджанский район Дальневосточного края (по документам государственного архива Еврейской автономной области за 1928, 1929 годы)

Еврейское переселение в Биро-Биджанский район Дальневосточного края (по документам государственного архива Еврейской автономной области за 1928, 1929 годы)

Автор: Foxpro от 27-04-2018, 09:30

Н.П. Баёва, ведущий архивист областного

государственного бюджетного учреждения

«Государственный архив Еврейской

автономной области»

 

Еврейское переселение в Биро-Биджанский район Дальневосточного края (по документам государственного архива Еврейской автономной области за 1928, 1929 годы)

 

Сразу после победы Великой Октябрьской социалистической революции новое правительство столкнулось с необходимостью решать «еврейский вопрос». Была поставлена задача: приобщить евреев, как и другие народы, к иной социальной и культурной системе. Для решения этой задачи в 1918 году в составе ВКП(б) были созданы евсекции, объединявшие коммунистов, родным языком которых был идиш. При Народном комиссариате по делам национальностей был организован Еврейский комиссариат – Евком, который ставил перед собой задачу координировать все сферы еврейской жизни, основанные на новых социалистических принципах.

Началась работа по привлечению еврейской бедноты к земледельческому труду. В этих целях в августе 1924 года при Президиуме Совета Национальностей ЦИК ССР был образован комитет по земельному устройству трудящихся евреев (Комзет).

Перед Комзетом была поставлена задача: поселить на земле сто тысяч еврейских семейств в течение ближайших десяти лет. Для содействия осуществлению этой задачи был вскоре организован Озет, общественная организация по устройству евреев на земле. В Крыму, Украине, Белоруссии для заселения трудящимися были выделены земельные площади. Однако свободных земель оказалось недостаточно. Комзет организовал целый ряд экспедиций для изучения возможностей массового еврейского переселения в разных частях страны.

В 1927 году был определен район будущей колонизации – Бирско-Биджанский. В августе того же года его посетила экспедиция в составе ученых-аграриев, а также представителей Комзета и Озета. Комиссия в целом положительно оценила перспективы района будущей колонизации.

Что представлял собою этот район?

Площадь территории – 36 400 квадратных километров. Население –32 245 человек, это меньше одного человека на квадратный километр. Посевных площадей – 15 900 гектаров, в том числе колхозных – 188. Местной промышленности не было. На железной дороге от Покровки до Облучья было лишь 32 кустаря-одиночки. Школ-семилеток – 4, начальных школ – 49, больниц – 3.

В государственном архиве сохранились записки участника экспедиции Комзета, первостроителя области (документ не подписан). Вот что он пишет:

«Мое первое знакомство с этой страной (автор имеет ввиду территорию освоения между Бирой и Биджаном) относится к 1927 году, когда я, как участник экспедиции Комзета приехал на Дальний Восток выяснить возможность выделения определенного массива для заселения трудящимися евреями.

В материалах Дальневосточного переселенческого управления значился земельный массив под названием «Биджано-Бирский», который привлек внимание нашей экспедиции. Массив этот входил в состав Хабаровского и Амурского округов и, в основном, площадь его была расположена на территории теперешней Еврейской автономной области.

Согласно намеченному маршруту экспедиция наша должна была выехать на станцию Тихонькую, а оттуда вглубь района. Несмотря на то, что Тихонькая находилась сравнительно недалеко от Хабаровска, никто из работников переселенческого управления не мог нам сказать, что эта станция собою представляет, какова там связь с районом, каковы дороги. Приехали мы в Тихонькую поздно ночью. Поезд нас быстро выбросил на полотно железной дороги и умчался дальше. И действительно, это была «Тихонькая» – тихая, глухая, таежная станция. Из Тихонькой нам предстояло отправиться дальше, вглубь района. Ближайшим населенным пунктом было село Александровка /теперь Бирофельд/ в пятидесяти километрах от Тихонькой. Дорога была такой, что по ней пробраться можно было только верхом на лошади, а груз перевезти вьючно. По этой дороге мы до Александровки шли семь суток и не встретили ни одного живого человека.

Перед нами открылись громаднейшие просторы, незанятые человеком. Богатейшая растительность, огромные леса, реки и озера, черные хребты, равнины, пади. Все это привлекало и поражало… ».

Материалы экспедиции были подытожены, и Комзет принял решение просить Президиум ЦИК СССР закрепить за Комзетом Бирско-Биджанский район и начать там работу по земельному устройству трудящихся евреев.

О перспективах еврейского земельного устройства в СССР в информационном сообщении на пленуме Центрального Совета и Центрального Правления Озета А.Н. Мережин (член Президиума Комзета) сообщал: «Экспедиция в Бирско-Биджанский район привезла богатейший материал… Предварительные выводы экспедиции – положительные… Район населен очень редко. Емкость района может быть с течением времени доведена до 1 млн. человек, если его развитие пойдет и по пути сельского хозяйства, и по пути индустриализации. В районе можно развить также лесоразработки, горную промышленность. Климат района более благоприятный, чем предполагали. Возможна культура риса, льна, пшеницы, ржи… При затрате на подготовку этого фонда в 1928 году свыше 1 млн. рублей можно будет уже в 1929 году переселить туда первую тысячу семейств… ».

Шестого февраля 1928 года состоялось расширенное заседание ЦС, ЦП и Ревизионной комиссии Озета. Заседание было посвящено решению Комзета о закреплении для массовой еврейской колонизации Биро-Биджанского района на Дальнем Востоке. Принимая во внимание, что Биро-Биджанский район является районом пригодным для землеустройства и позволяющим организовать там со временем автономную еврейскую административную единицу, объединенное заседание приветствовало постановление о закреплении Биро-Биджанского района для еврейского землеустроения и выражало готовность взять на себя предстоящую оперативную работу в этом районе. Заседание постановило «…популяризировать Биро-Биджанский район среди еврейского населения, выявляя все его положительные стороны, и указывая пути преодоления возможных трудностей».

Постановлением Президиума ЦИК СССР от 28 марта 1928 года свободные земли в Приамурской полосе ДВК, включающие Бирско-Биджанский район, были закреплены за Комзетом для нужд сплошного заселения трудящимися евреями.

По первоначальным предположениям экспедиции проф. Брука наиболее подходящими пунктами для первоочередной колонизации в Биро-Биджанском районе являлись:

– район Приамурской полосы, составляющий южную часть Биро-Биджана, расположенный между рекой Амуром и прерывистой цепью возвышений (Добринские Остряки, Даур, Чурки и проч.), пересекающих равнину с запада на восток и

– территория по Он-Бире и Большой Бире, составляющая восточную и юго-восточную часть района.

На этой территории лежала недавно оборудованная грунтовая дорога, соединяющая ст. Тихонькая с районным центром на Амуре, Михайло-Семеновским и связующая внутренние сельскохозяйственные районы края с железнодорожной магистралью.

Естественным центральным пунктом для данной территории являлось Бирское Опытное Поле, лежащее на Он-Бире среди нарезанных участков колонизационного фонда, которое должно в дальнейшем играть роль базы всей переселенческой работы в этом районе.

По разным организационным и техническим соображениям ЦП Озета наметило в первую очередь начать колонизацию на этом втором участке.

В отношении желающих переселиться существовала инструкция ВЦИКа «Об организации переселения трудящихся евреев на Дальний Восток» от 7 сентября 1928 года, где отмечалось:

«… При отборе семей для переселения и при разрешении вопроса о первоочередности необходимо исключительно исходить из основной цели земельного устройства трудящихся евреев – привлечения к производственному труду тех элементов еврейского населения, которые не имеют возможности заниматься таковым на старом месте…

Необходимо привлечь к переселению на землю, главным образом, лиц без определенных занятий, мелких торговцев, представителей наиболее отсталых, не находящих себе применения ремесла в местах их постоянного жительства, длительно безработных служащих и рабочих… При отборе переселенцев обратить особое внимание на трудоспособность и трудовые навыки в прошлом, физическую силу и здоровье отправляемых людей».

В соответствии с организационными и финансовыми возможностями, в 1928 году предполагалось переселить 450 представителей семейств и 150 одиночек. Из них из Украины – 250, Белоруссии – 200 и РСФСР – 50.

По своей материальной обеспеченности переселенцы, согласно инструкции Комзета и Наркомзема, подразделялись на четыре категории: первой категории оплачивались расходы по проезду и продовольствие в дороге; второй категории оплачивались расходы только по проезду; третья категория – сама оплачивала проезд и пропитание; четвертая категория – кроме оплаты проезда и пропитания, вносила также не менее 100 рублей на хозяйственное устройство.

Обслуживание переселенцев было возложено на Комзет, Озет, Бирско-Биджанский переселенческий отряд при Дальневосточном краевом переселенческом управлении.

ЦП Озета разослало телеграммы о Биро-Биджанском районе всем заграничным организациям помощи еврейскому землеустроению в СССР. Подбирались специалисты по сельскому хозяйству, строительству, тракторному делу; делались заказы на закупку дорожных машин и гусеничных тракторов; на закупку специальных забайкальских лошадей, приспособленных к дальневосточному климату.

Так как переселенцы-евреи в своей основной массе были кустари, не имеющие сельскохозяйственного опыта, для них выпускались различные инструкции. Например, «Инструкция для руководства всем переселенцам евреям, как сохранить и ухаживать за рабочей лошадью» содержала рекомендации, как ухаживать за лошадьми, как кормить и обращаться с ними.

В «Обращении к ходокам и переселенцам» читаем: «…приступая к устройству хозяйства, обязательно посоветуйтесь с районным агрономом, как лучше и с чего начать свое хозяйство». В обращении содержится призыв объединяться в коллективы, артели, товарищества или вступать в уже существующие на месте, информация о том, где можно приобрести все необходимое для хозяйства, о ссудах для переселенцев.

Базой приема переселенцев и снабжения переселенческого района стала станция Тихонькая.

В 1928 году в селении Тихонькая проживало 623 человека, имелись 237 разбросанных деревенских домиков, начальная школа, почта, кооперативная лавка.

Первая организационная группа работников приехала в Хабаровск 17 марта 1928 года в лице заведующего снабжением Локшина, агронома Финкельштейна и ответственного секретаря Белкомзета Бейнфеста.

Орггруппа занялась подготовкой к приему переселенцев: заказала 350 лошадей, плуги, телеги и прочий инвентарь.

19 апреля член оперативной тройки ЦПО по Биро-Биджанскому району, зам. пред. ЦПО тов. Рашкес выехал в Биро-Биджанский район. Вместе с ним выехала делегация Комзета в составе Брука и Мережина. Они совместно с представителями краевого переселенческого управления наметили план работ на 1928 год, разработали пятилетний план переселения и структуру организаций по обслуживанию переселенцев.

Из журнала «Трибуна» (органа центрального правления Озета) за 1928 год узнаем, что «17 апреля через Москву проехала из Смоленска первая группа в Биро-Биджан в количестве 10 человек. 17 апреля в Казани состоялись торжественные проводы шести еврейских переселенцев в Биро-Биджан. Переселенцы организовали сельскохозяйственную артель. 21 апреля проехала вторая группа из Белоруссии в количестве 149 человек … К белорусской группе в Москве присоединилась группа московских переселенцев в количестве 12 человек».

Из информационной сводки ЦП Озета от 17 мая 1928 года:

«25 апреля выехала в Биро-Биджан первая группа украинских переселенцев в составе 235 представителей семейств, из них 75 человек молодежи.

30 апреля, 1–3 мая выехали следующие группы в составе 96 человек. Состав переселенцев: чернорабочие, крестьяне, кустари, бывшие красноармейцы».

На станцию Тихонькую первые группы переселенцев стали прибывать в конце апреля (Казанская, Смоленская группы), а в первых числах мая прибыл первый крупный эшелон переселенцев из Белоруссии.

К этому сроку ничего не было подготовлено к приему переселенцев: ни жилищ, ни построек для культобслуживания, ни дорог к тем пунктам, где предполагалось заложить первые точки. Не было и четкого плана организации жизни и труда переселенцев.

Один из первостроителей области вспоминает: «Довольно интересную картину представляла тогда ст. Тихонькая. Глухая, таежная станция стала вдруг шумной и оживленной. Большая площадь была покрыта палатками, расставленными в ряды и образовавшими проходы в виде улиц с номерами и надписями размещенных в них групп. Недалеко от площади, немного в стороне, расположена база, где находятся лошади, стоят телеги, размещен инвентарь. Там постоянная толкотня. Переселенцы выбирают себе лошадей, отбирают инвентарь для отправки на участок…

Особая сутолока возле почты. Маленькая сельская почта, до сих пор прекрасно себя чувствовавшая в низенькой комнатенке, оказалась вдруг не в силах справиться с возложенными на нее обязанностями. Весь ее запас почтовых знаков иссяк в каких-нибудь полчаса…

Вечером переселенцы выходили из своих палаток. Они смотрели в сторону реки Биры, на виднеющуюся сопку Тихонькую и думали свою крепкую думу. Зажигались костры и далеко, по холмам и долинам разносились песни людей, прибывших сюда из разных концов, из разных мест, в неведомую им до сих пор страну, чтобы строить новую жизнь…».

На 28-е мая 1928 г. на станцию Тихонькую прибыло 502 переселенца. На Бирское поле выехало 184 переселенца, на двадцать первую версту от станции Тихонькой по пути на Бирское Поле – 10 переселенцев, на десятую версту по пути на Желтый Яр – 30 переселенцев. В этих пунктах также предполагалось строить поселки. К этому времени переселенцам было выделено 163 лошади, 33 плуга, 26 борон и 70 телег.

Это были евреи из городов и местечек Украины, Белоруссии, центральных областей России, а также из-за границы. Прибывали переселенцы и других национальностей – все, кто пожелали жить и работать на дальневосточной земле. Сюда шли эшелоны с техникой, оборудованием, продовольствием, медикаментами, школьными партами и учебниками.

В соответствии с требованиями переселенческих органов, первые переселенцы еще в местах выхода объединялись в товарищества и коллективы. В Биробиджан они приезжали уже организованными в сельскохозяйственные коллективы и даже коммуны, преимущественно мелкие – по 10–12, а нередко и 5–6 человек.

В Тихонькой переселенцы обычно долго не задерживались. Отдохнув с дороги и получив в конторе Озета лошадей, упряжь и кое-какой инвентарь, они отправлялись на Бирское Опытное поле, в шестидесяти километрах от Тихонькой, в районе которого находились земельные участки, намеченные к заселению в первую очередь. К Опытному полю переселенцы пробирались по разбитой проселочной дороге по 5–6 и более дней. Большинство переселенцев 1928 года было расселено на 7–8 участках этого массива, впоследствии названного Бирофельдским, в радиусе до 10–15 километров от Опытного поля.

Один из переселенческих коллективов занял участок Худзиновку (Кирму), в одиннадцати километрах от Тихонькой, на котором впоследствии вырос поселок Валдгейм.

Часть переселенцев была отправлена «на Амур, район нынешнего Амурзета».

В начале июня 160 переселенцев были направлены (пароходом по Амуру через Хабаровск) в район Екатерино-Никольского на рисовые плантации. Для Екатерино-Никольска были закуплены инвентарь, инструменты. Туда же тайгой были направлены 50 лошадей.

На участках переселенцы размещались в брезентовых палатках и в наскоро сколоченных дощатых бараках, которые были плохой защитой от дождей.

В фонде Представительства ЦС ОЗЕТ в ЕАО сохранился документ от 16 сентября 1928 года. Это напечатанные в газете «Дер Эмес» впечатления группы экскурсантов Житомирского еврейского педагогического техникума, обследовавших особенности Екатерино-Никольского района: «В рабочем плане Комзета и Озета на текущий год заселение Екатерино-Никольского района еврейскими переселенцами не было предусмотрено. Все прибывающие направлялись на Бирское Опытное поле. Потом стало ясно, что необходимо начать подготовительную работу и в Екатерино-Никольском районе, где имеются большие площади земли, удобные для рисосеяния… В качестве организатора и руководителя работами был послан тов. Баскин, член партии, бывший учитель, человек с колоссальной энергией и широким организаторским охватом. Из-за того, что ранее не была проведена подготовительная работа, переселенцам пришлось встретиться с рядом трудностей, отпугнувших часть переселенцев в сторону обратничества.

Работа землекопов на канале требовала большого напряжения мускульной энергии, недостающей еврейскому переселенцу. Заработок был не велик. Еврейский переселенец не мог заработать больше 1 рубля 50 копеек, в то время как корейцы и русские зарабатывали до трех рублей в день. Обильные дожди затрудняли работу…

В настоящее время в начале августа работа на канале приостановлена. Большинство переселенцев занято заготовкой сена.

Приступили к постройке домов. Тридцать домов необходимо построить до наступления холодов. Жаль, что не хватает строителей и Баскин вынужден обращаться за рабочими в Хабаровск и Благовещенск...

Если говорить о настроении, то есть переселенцы довольные и недовольные. Одна часть вечно ворчит, критикует, большей частью по-пустому, беспрестанно выискивает недостатки, тем самым как бы создает моральное право уехать домой.

У тех переселенцев, кто твердо решил остаться, интерес к работе велик. Они думают только о постройке хозяйства. Эти – трудоспособны и настроение их здоровое».

На Бирском Опытном поле 7–8 июля состоялись выборы первого еврейского сельсовета и правлений кредитного и потребительского обществ. Были организованы партийная и комсомольская ячейки. Председателем совета был избран Айзман (Украина), секретарем – Вялый (Белоруссия), председателями кредитного общества – Бейнфест, потребительского общества – Митновицкий. Потребительское общество насчитывало 390 пайщиков.

В воспоминаниях переселенцев читаем: «Довольно своеобразная была организация первого сельсовета, кооператива и кредитного товарищества. Переселенческий стаж – месяц и ниже, имущественное положение – палатка, место выборов – поляна под открытым небом. Со всех участков сюда собрались переселенцы. На поляне устроили примитивную трибуну. Выборы происходили весьма оживленно. Горячо обсуждался первый наказ сельсовету. Выбрано было также правление кооператива и правление кредитного товарищества «Пионер». Переселенцы остались довольны выборами, устроили обед для всех, веселились до вечера и с добрым настроением разъехались по участкам».

Видное место среди переселенцев занимала молодежь. Своим бодрым настроением, своей энергией они вносили в жизнь живую, бодрую струю. В трудные моменты находили место для шуток и острот. Из молодежи комплектовались кадры для строительства Биробиджана, готовились трактористы, шоферы, экскаваторщики, монтеры.

         Заветной мечтой переселенцев было выбраться из палаток и поселиться в доме под крышей, привезти на участки свои семьи. Первой себе построила дом коммуна «Икор» на участке «Степной». Эта группа состояла из молодежи, большинство – комсомольцы. Вселение коммунаров в новый дом было для всех большим праздником. Еще одним праздником стал приезд семей смоленской группы.

В 1928 году прокатилось по всей Амурской полосе, в том числе и по району еврейского заселения, сильное наводнение. В актах о размерах причиненного ущерба от наводнений читаем, что с 18 по 24 августа 1928 года от выпавших дождей река Бира дала высокий подъем воды. Сильным напором подняло настил переправы и низовые упоры. Течением сорвало с места и унесло паром и все мостики. На полотне железной дороги образовались промывины. Подъездной путь от станции Тихонькой до реки Биры полностью размыт. Артель землекопов, работавшая на дороге Тихонькая–Раздольное, отрезана от Тихонькой и вынуждена спасаться на деревьях до прихода помощи. 7–9 октября вновь выпали дожди. Вода поднялась, причем подъем был на 30–60 сантиметров выше самого высокого уровня текущего года. Стихия нанесла значительный ущерб.

Из пояснительной записки к годовому отчету Бирско-Биджанского переселенческого отряда за 1927, 1928 годы: «убытки от наводнения 1927/1928 годов (простой в работах) по землеотводным работам – 6 262 р. 77 к., мелиоративным работам – 5 488 р. 05 к., дорожно-изыскательным работам – 948 р. 74 к., по отряду – 169 р. 60 к., всего 12 869 р. 16 к.».

Очевидец вспоминает: «Начались дожди. Как будто небо оказалось продырявленным. Потоки воды беспрерывно лили на головы переселенцев, пробивали палатки, размыли поля, луга, дороги, залили сенокосы. Реки и речушки вышли из берегов и залили все кругом. Наведенные временные мосты снесло. Связь с Тихонькой была прервана. Переселенцы оказались отрезанными от внешнего мира сначала на 13, а затем на 18 суток. Пошел неимовернейший гнус тучами. Он буквально отравлял жизнь и не давал покоя ни днем, ни ночью. Трудно было дышать. Комаров было так много, что их можно было в воздухе набрать полную горсть. Одновременно начался падеж лошадей от сибирской язвы. Она грозила переброситься на людей. Доставка продуктов временно прекратилась. От сырости, холода, недостачи пищи среди людей начались заболевания: фурункулез, дизентерия, цинга. Люди выглядели как тени. Намаявшись весь день в поле, на сенокосе или строительстве, они приходили к вечеру усталые и не могли из-за комаров как следует отдохнуть… ».

В 1929 г. наводнение повторилось, хотя и в меньших размерах.

Некоторые переселенцы, впервые попавшие в условия походной жизни, были так подавлены трудностями, что поспешили вернуться на родину, распространяя панические сведения о Биробиджане.

Нужно отметить, что довольно значителен был процент возвратившихся обратно. Так из 657 переселившихся летом 1928 года уехало на родину – 215, осталось в различных городах Дальневосточного края – 105, осталось – 337 человек (из них в Михайло-Семеновском районе Хабаровского округа – 252 человека, в Екатерино-Никольском районе Амурского округа – 85 человек).

Что представляли из себя переселенцы по роду своих занятий, видно из следующих данных о 472-х переселенцах, переселившихся в район Тихонькая – Бирофельд: чернорабочих – 77 человек, кустарей – 182, крестьян – 33, служащих – 48, торговцев – 10, неопределенных профессий – 122.

Основными причинами «обратничества» стали: незначительный подготовительный период до прибытия переселенцев, дальность расстояний, перебои в снабжении товарами и продуктами первой необходимости, отсутствие жилищ, полное бездорожье, наличие гнуса, суровые климатические условия.

Доктор А.К. Рор, работавшая в Екатерино-Никольском, в своих заметках о Биробиджане делает вывод, что «… акклиматизация здесь не трудна, если людей устроить так, как того требуют местные условия, если будут приняты в расчет санитарные и гигиенические потребности переселенцев, являющихся по преимуществу жителями городов, согласно их привычным условиям… ».

Из предварительного сводного отчета экспедиции КОМЗЕТа 1927 года: «Чтобы обеспечить успех переселения, необходимо, чтобы переселенец, по прибытии застал подготовленные фонды, в смысле отграничения, водоснабжения и отчасти осушительной мелиорации, там, где она нужна, а также срубленную избу, хотя бы в незаконченном виде… Начало переселения евреев в Бирско-Биджанский район возможно не раньше 1929 года. Весь 1928 год должен пойти на подготовку фондов».

В архивных документах отмечается, что территории, предназначенные для организации колхозов, толком не изучались, не проводилось предварительное агрономическое обследование, землеустроительные, мелиоративные и корчевальные работы. В силу этого люди не знали, где их участки, где строить дома, куда вести дороги. Чтобы как-то занять переселенцев, их привлекали на временные работы за мизерную плату.

Переселенческие колхозы состояли не из крестьян, имеющих сельскохозяйственный опыт, а из ремесленников и кустарей, переселенных из городов и местечек. Обучение их сельхозработам затруднялось тем, что отсутствовала организация прохождения агротехминимума.

Привыкание переселенцев к сельскохозяйственному труду обходилось очень дорого еврейским существующим колхозам. Неумелый уход за скотом, «невыдаивание» коров, непривычное исполнение полевых работ – все это приводило к систематическому понижению результатов проделанной работы… Скот портился, за колхозами нарастали долги, так как ссуды на устройство переселенцев и соответствующие денежные обязательства принимал на себя колхоз. Кроме того переселенцы зачастую уезжали из колхозов, не рассчитавшись с последним…

В справке об итогах первого года работы по заселению Биробиджана отмечается: «… при неблагоприятных условиях в прошлом году от еврейских переселенцев, ходоков 1928 года, осталось на месте, к весне 1929 года, 40–50 процентов, что для первого года работы… нужно считать удовлетворительным».

К концу 1929 г. число еврейских переселенцев достигло 1 100 человек, к концу 1930 г. – 2 300.

В 1929 г. большинство новых переселенцев было направлено на сельскохозяйственные участки, заложенные в 1928 г., а остальные – на тракторные и строительные курсы, а также на строительные работы. На всех сельскохозяйственных участках было поднято 2 100 гектаров целины и засеяно 713 гектаров различных полевых и огородных культур. В переселенческих поселках построено несколько десятков жилых домов и хозяйственных построек. В течение этого года было организовано 13 промысловых артелей.

В этом же году Биробиджан посетила комиссия экспертов из американских ученых, командированных организацией «Икор». Комиссия, на основании собранных на месте материалов, пришла к заключению, что «еврейские переселенцы сумеют превратить Биробиджан в цветущую страну».

Действительно, оставшиеся переселенцы закрепились в новом районе и заложили первые камни фундамента, на котором успешно строятся и расцветают наш город и наша область.


 

679000, ЕАО, г.Биробиджан,
пер.Ремонтный, д.9
© 2009-2017 ОГБУ "Госархив ЕАО"
Hosted by ЕАО.ru